Кризис среднего возраста — волшебный пендель в новую жизнь

В 38 лет я ушла из дома. К папе. Оставив двоих детей с мужем. Если бы я не ушла, я бы кого-нибудь убила. Скорее всего, Димку, сына.  Ему шел тринадцатый год, и он был невыносим.

У меня совершенно не было с ним контакта, и это меня обескураживало до такой степени, что я теряла способность двигаться по жизни. Я делала все правильно, как моя мама. Я его кормила-поила-одевала-заботилась. А он меня не видел, не слышал, не ел моих прекрасных мясных блюд, не надевал постиранную и поглаженную мною одежду, а ходил весь грязный и мятый, позорил меня, не давал мне к себе прикоснуться и даже не разговаривал со мной. Его комната была завалена вещами, вещи покрывались пылью, он по ним ходил.

Мне казалось, этот хаос создавался специально, чтобы я даже не могла ступить за его порог. Так он меня отрицал. Я для него была никто. Даже хуже. Я для него была образцом того, кем он не хотел бы стать ни за что на свете. Он называл меня нехорошими словами – роботом, помешанной на деньгах и даже трупоедкой (потому что я ела мясо). Все, чем я гордилась, все, что я считала своими достижениями — мое МГИМОшное образование, четыре языка, руководящую должность и высокую зарплату — все это он стирал в пыль своим осуждением и отрицанием. Я как мать и как личность не имела для него никакой ценности.

И муж на это никак не реагировал, не защищал меня. Я была вне себя от обиды и возмущения. Я бы убила сначала Димку, а потом мужа. Я была потеряна и деморализована. У меня не было никаких рычагов влияния и контроля. Я не справлялась со своими невыносимыми чувствами и самоустранила себя как самый опасный и непредсказуемый (к тому же никому не нужный) элемент системы — сбежала к папе. Полное жизненное фиаско.

Я описала свою ситуацию как пример того, как обычно начинается кризис среднего возраста:

— Перед вами встает важная задача, которая не решается ни одним из известных вам способов. Не решив ее, вы не можете двигаться дальше. Привычный образ жизни сначала становится некомфортным, требует все больших вложений энергии, а потом и вовсе невозможным. Прежние навыки перестают работать, а новых навыков нет.

— В вашей жизни случается событие, вызывающее сильное эмоциональное потрясение: большая потеря — имущества или близких людей, серьезное заболевание, невероятный форс-мажор, разрушающий ваши хорошо простроенные планы;

— Резко меняется ближайшее окружение: кто-то из очень важных для вас людей уходит, а кто-то приходит.

 

У папы я прожила четыре долгих дня. Я много думала. И поняла, что мой сын прав. Я действительно ничего не стою. Кто я в свои 38 лет? Я сделала головокружительную карьеру? Я сотворила какой-то шедевр? Я счастлива как женщина в семье и отношениях? Я хотя бы просто получаю удовольствие от жизни? Нет.

В молодости я отказалась от своей мечты стать художником. Мама запугала меня тем, что “все художники нищие и пьяницы”. Мне, по ее мнению, нужна была денежная профессия. Я поступила в МГИМО и стала экономистом-международником. К моменту своего бегства из семьи я 14 лет проработала в аудите. Сначала в крупной международной фирме. Работать там было тяжко. Ненормированный рабочий день. Убийственные для меня, хаотика и иррационала, дедлайны. А самое невыносимое — корпоративная культура, в которой стерта индивидуальность, человек оценивается только по экономическому результату. “Не шмогла”. Отработав 6 лет через “не могу” и “не хочу”, ушла в свободное плавание. Сначала просто индивидуальным аудитором, а потом и свою небольшую компанию создала со штатом в пять человек. Стало попроще, я сама себе начальник, больше свободы. Хотя уже были заметны признаки надвигающегося экономического кризиса. Через год моя фирма разорится.

Добавить комментарий